Большая Советская Энциклопедия.

Большая Советская Энциклопедия (цитаты)

Содержание и форма

Содержание и форма (далее С) философские категории, во взаимосвязи которых содержание, будучи определяющей стороной целого, представляет единство всех составных элементов объекта, его свойств, внутренних процессов, связей, противоречий и тенденций, а форма есть внутренняя организация содержания. Отношение С. и ф. характеризуется единством, доходящим до их перехода друг в друга, однако это единство является относительным. Во взаимоотношении С. и ф. содержание представляет подвижную, динамичную сторону целого, а форма охватывает систему устойчивых связей предмета. Возникающее в ходе развития несоответствие С. и ф. в конечном счете разрешается "сбрасыванием" старой и возникновением новой формы, адекватной развившемуся содержанию.

  Категории С. и ф. появляются в древнегреческой философии: первую развитую концепцию формы создала древнегреческая в которой форма выражала одну из важнейших определенностей и означала пространственно организованную структуру тела. В истории философии в качестве категории содержания выступало понятие "материя", означающее вещественное первоначало — сохраняющийся субстрат (основу) всех изменений. У Платона понятие формы обозначало реальную определенность тела как некоей целостности, обладающей самостоятельным, независимым от мира природных вещей существованием. С идеалистических позиций решая проблему отношения мира форм (идей) к миру материальных вещей, Платон исходил из того, что чувств, вещи возникают из взаимодействия формы и "материи", причем форме принадлежит определяющая, активная роль.

  Наиболее развитую античную концепцию С. и ф. построил Аристотель, который утверждал, что форма есть определенность самих материальных вещей, а телесная вещь есть единство формы и "материи", оформленная "материя". Однако, говоря о мире в целом, он допускал существование неоформленной "материи" и нематериальной формы, обладающей независимым от "материи" существованием и восходящей к "форме форм", т. е. к богу.

  В новое время первый шаг к преодолению идеализма в понимании "материи" и формы сделал Дж. Бруно; его идеи развивали Ф. Бэкон, Р. Декарт, Р. Бойль, Т. Гоббс. Если Декарт и его последователи свели все богатство природных тел к протяженности и ее свойствам, то Бэкон, исходя из многокачественности "материи", выдвигал идею о ее примате над формой и об их единстве.

  И. Кант выдвинул тезис, согласно которому форма есть принцип упорядочивания, синтезирования "материи", понимаемой как чувственно данное многообразие. Переосмыслив традиционную проблему соотношения "материи" и формы, Кант выдвинул на первый план новый аспект — вопрос о С. и ф. мышления. Для более адекватного выражения сущности отношения между "материей" и формой Г. Гегель вводит категорию "содержание", которая включает форму и "материю" как снятые моменты: содержание объемлет собой как форму, так и "материю". По Гегелю, отношение между С. и ф. есть взаимоотношение диалектических противоположностей, т. е. их взаимопревращение.

  К. Маркс и Ф. Энгельс углубили введенное Гегелем различение содержания и материального субстрата вещи ("материи"): содержанием, согласно классикам марксизма, является не сам по себе субстрат, а его внутреннее состояние, совокупность процессов, которые характеризуют взаимодействие образующих субстрат элементов между собой и со средой и обусловливают их существование, развитие и смену; в этом смысле само содержание выступает как процесс.

  Диалектико-материалистическое понимание формы предполагает рассмотрение ее как развивающейся и становящейся структуры; необходимо, по мысли Маркса, "... генетически вывести различные формы..." и понять "... действительный процесс формообразования в его различных фазах" ("Теории прибавочной стоимости", в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 26, ч. 3, с. 526), с учетом объективной субординации С. и ф.

  Развивая марксистский анализ особенностей развития как борьбы С. и ф., составными моментами которой являются взаимопереход С. и ф. и "наполнение" старой формы новым содержанием, В. И. Ленин сформулировал важное положение о том, что "... всякий кризис, даже всякий перелом в развитии, неизбежно ведет к несоответствию старой формы с новым содержанием" (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 27, с. 84). Так, например, производственные отношения капитализма на стадии империализма, будучи формой по отношению к производительным силам капиталистического общества, отстают от них и являются тормозом в их развитии. Разрешение противоречий между С. и ф. может протекать по-разному — от полного отбрасывания старой формы, переставшей соответствовать новому содержанию, до использования старых форм, несмотря на существенно изменившееся содержание. Но в последнем случае и форма не остается прежней, новое содержание "... может и должно проявить себя в любой форме, и новой и старой, может и должно переродить, победить, подчинить себе все формы, не только новые, но и старые..." (там же, т. 41, с. 89).

  Применительно к мышлению проблема взаимоотношения С. и ф. рассматривается в диалектическом материализме на основе принципа, согласно которому мышление отражает объективный мир как содержанием, так и формой. Содержание мышления — это результат отражения в совокупной духовной культуре человечества природных и социальных явлений. В содержание мышления входят все многообразные определения действительности, воспроизводимые сознанием, в том числе ее всеобщие связи и отношения; эти последние при определенных условиях приобретают специфически логические функции, выступают в качестве форм мышления. Категориальная структура мышления развивается по мере развития познания, и чем полнее, глубже и всестороннее содержание мышления, тем в более развитых и конкретных формах оно выражается.

  Лит.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 1, с. 158—59, 280—368; т. 2, с. 143; Маньковский Л. А., Категория формы и ее аспекты (Из логических комментариев к "Капиталу" К. Маркса), "Научные доклады высшей школы, философские науки", 1958, №3; Лекторский В. А., Проблема субъекта и объекта в классической и современной буржуазной философии, М., 1965; Мамардашвили М. К., Формы и содержание мышления, М., 1968; Науменко Л. К., Монизм как принцип диалектической логики, А.-А., 1968.

  В. И. Кураев.

  С в искусстве, категории, служащие обозначению основных сторон художественного произведения (и искусства в целом), необходимых друг другу и находящихся в диалектическом взаимодействии как в процессе творчества, так и в историко-художественном процессе. Основной критерий различения содержания (С.) и формы (Ф.) в искусстве — духовный характер С. и материальный характер Ф. С. охватывает те элементы произведения, в которых выражается познание сущности жизненных явлений (тема) и их интеллектуально-эмоциональная оценка, отношение к ним художника (идея произведения). В Ф. принято выделять два слоя — внешнюю и внутреннюю Ф. Внешняя Ф. непосредственно зависит от материала, которым оперирует вид искусства, — словесного, звукового, пластического, жесто-мимического и т.д., поэтому составляющие се элементы оказываются в каждом виде искусства разными (например, аллитерация, рифма, строфа в поэзии, гармония и полифония в музыке, линия и цвет в живописи, архитектоника и формирование пространства в архитектуре и т.д.). Внутренняя Ф. теснее связана с С., представляя собой его непосредственную образную конкретизацию; ее основные элементы, например в эпосе и драме — сюжет и характеры персонажей, в музыке — мелодические образы-темы, в пейзажной живописи или поэзии — "характеры" образов природы.

  И С., и Ф. в искусстве имеют сложное внутреннее строение, которое определяет структуру целостного произведения (см. Структура литературного произведения). Структура эта иерархическая, т.к. значение разных ее слоев неодинаково. С., взятое в целом, является главной, определяющей стороной произведения, ибо оно для того и создается, чтобы воплотить мысли и чувства художника о жизни и передать их людям, а Ф. есть средство решения данной задачи и поэтому зависит от С., им детерминируется. Ее первая функция поэтому — коммуникативная, делающая Ф. "языком", призванным выразить С. и "заразить" им, как говорил Л. Толстой, людей. Вместе с тем Ф. в искусстве имеет и относительно самостоятельную собственно-эстетическую ценность: она являет собой мастерство художника, его искусное владение материалом. Восприятие художественного произведения есть поэтому крайне сложный психологический процесс: оно включает в себя наслаждение эстетическими качествами Ф., ее понимание как особого языка, выражающего С., переживание самого С. и его интеллектуальное осмысление, постижение и усвоение, наконец, момент сотворчества, поскольку воспринимающий должен с известной степенью активности "достроить" в своем воображении Ф. произведения, обогащая тем самым и его С. (явление "приращения информации" в процессе художественного восприятия).

  Хотя и в искусстве, как во всех др. сферах бытия и человеческой деятельности, Ф. зависит от С. и его "обслуживает", здесь она, однако, необыкновенно активна и оказывает на С. решающее обратное воздействие, поэтому "соответствие формы содержанию", их единство (гармония) обычно рассматривается как критерий художественности (см. Художественный образ). При этом необходимо отметить, что в искусстве само С. должно обладать художественной, поэтической ценностью, а Ф. — ценностью эстетической, иначе недостижимо их органическое слияние.

  В искусстве С. и Ф. конкретного произведения настолько слитны, что происходит их взаимное отождествление — отсюда невозможность переложить С. художественного произведения в другую Ф., нехудожественную (в Ф. статьи, чертежа) или даже художественную (в Ф. др. вида искусства). В искусстве всякое изменение Ф. ведет к изменению С., а изменение С. требует коренной переработки Ф., тогда как С. научного сочинения, технического проекта или идеологического трактата допускает различные перекодировки, без ущерба для выражаемой информации.

  Марксистско-ленинская эстетика критикует метафизические представления об искусстве, сводящие его к одной только Ф. или к чистой идеологии. Формализм в искусстве возникает тогда, когда относительную самостоятельность Ф. пытаются абсолютизировать или сделать Ф. самоценной, имеющей чисто эстетическое и только эстетическое значение (см. Формализм и "Искусство для искусства"). Столь же губительна для искусства др. крайность — пренебрежительное отношение к эстетической значимости Ф., признание ценности одного только содержания.

  Лит.: Маркс К. и Энгельс Ф., Об искусстве, т. 1—2, М., 1967; Ленин В. И., О литературе и искусстве, М., 1969: Гегель, Сочинения, т. 12, М., 1938; Белинский В. Г., Сочинения А. Пушкина. Статья пятая, Полн. собр. соч., т. 7, М., 1955; Виноградов И., Проблемы содержания и формы литературного произведения, М., 1958; Горанов К., С в искусстве, М., 1962: Каган М. С., Лекции по марксистско-ленинской эстетике, 2 изд., Л., 1971; его же, Библиографический указатель, в кн.: Лекции по марксистско-ленинской эстетике, Л., 1966, раздел 2, гл. 9; Бахтин М. М., Вопросы литературы и эстетики, М., 1975.

  М. С. Каган.


Для поиска, наберите искомое слово (или его часть) в поле поиска


Новости 21.09.2018 07:57:44


07:40 Макгрегор попытался заставить мусульманина Нурмагомедова выпить виски
07:19 В США при стрельбе на поминках пострадали пять человек
07:10 Взломан механизм старения мозга
06:55 «Утаивание грядущей катастрофы» объяснили
06:41 Порошенко подал в суд на «Би-би-си» за клевету
06:00 Девушка проучила ворчливую хозяйку и сама оказалась виновата
05:49 Световой меч Энакина Скайуокера из «Звездных войн» ушел с молотка
02:54 Минобороны отвергло нестыковки в документах о сбившей малайзийский «Боинг» ракете
01:18 Порошенко лишили звания почетного гражданина Вероны