Большая Советская Энциклопедия.

Большая Советская Энциклопедия (цитаты)

Народное творчество

Народное творчество (далее Н) художественное, народное искусство, фольклор, художественная творческая деятельность трудового народа; создаваемые народом и бытующие в народных массах поэзия, музыка, театр, танец, архитектура, изобразительное и декоративно-прикладное искусство. В коллективном художественном творчестве народ отражает свою трудовую деятельность, общественный и бытовой уклад, знание жизни и природы, культы и верования. В Н, сложившемся в ходе общественной трудовой практики, воплощены воззрения, идеалы и стремления народа, его поэтическая фантазия, богатейший мир мыслей, чувств, переживаний, протест против эксплуатации и гнета, мечты о справедливости и счастье. Впитавшее в себя многовековой опыт народных масс, Н отличается глубиной художественного освоения действительности, правдивостью образов, силой творческого обобщения.

  Богатейшие образы, темы, мотивы, формы Н возникают в сложном диалектическом единстве индивидуального (хотя, как правило, анонимного) творчества и коллективного художественного сознания. Народный коллектив веками отбирает, совершенствует и обогащает найденные отдельными мастерами решения. Преемственность, устойчивость художественных традиций (в рамках которых, в свою очередь, проявляется личное творчество) сочетаются с вариативностью, многообразным претворением этих традиций в отдельных произведениях.

  Коллективность Н, составляющая его постоянную основу и неумирающую традицию, проявляется в ходе всего процесса формирования произведений или их типов. Этот процесс, включающий импровизацию, ее закрепление традицией, последующее совершенствование, обогащение и подчас обновление традиции, оказывается чрезвычайно протяженным во времени. Характерно для всех видов Н, что создатели произведения являются одновременно его исполнителями, а исполнение, в свою очередь, может быть созданием вариантов, обогащающих традицию; важен также теснейший контакт исполнителей с воспринимающими искусство людьми, которые сами могут выступать как участники творческого процесса. К основным чертам Н принадлежит и долго сохраняющаяся нерасчлененность, высокохудожественное единство его видов: в народных обрядовых действах сливались поэзия, музыка, танец, театр, декоративное искусство; в народном жилище архитектура, резьба, роспись, керамика, вышивка создавали неразделимое целое; народная поэзия тесно связана с музыкой и своей ритмичностью, музыкальностью, и характером исполнения большинства произведений, тогда как музыкальные жанры обычно связаны с поэзией, трудовыми движениями, танцами. Произведения и навыки Н непосредственно передаются из поколения в поколение.

  Н явилось исторической основой всей мировой художественной культуры. Его изначальные принципы, наиболее традиционные формы, виды и отчасти образы зародились в глубокой древности в условиях доклассового общества, когда все искусство было творением и достоянием народа (см. Первобытное искусство). С социальным развитием человечества, сформированием классового общества, разделением труда постепенно выделяется профессионализированное "высокое", "ученое" искусство. Н также образует особый пласт мировой художественной культуры. В нем выделяются различные по социальному содержанию слои, связанные с классовой дифференциацией общества, но к началу капиталистического периода Н повсеместно определяется как коллективное традиционное искусство трудящихся масс деревни, а затем и города. Органическая связь с коренными принципами мировоззрения народа, поэтическая цельность отношения к миру, непрестанная шлифовка обусловливают высокий художественный уровень народного искусства. К тому же Н выработало особые формы специализации, преемственности мастерства и обучения ему.

  Н различных, зачастую далеко отстоящих друг от друга народов обладает множеством общих черт и мотивов, возникших в сходных условиях или унаследованных из общего источника. Вместе с тем Н веками вбирало в себя особенности национальной жизни, культуры каждого народа. Оно сохранило свою животворную трудовую основу, осталось кладезем национальной культуры, выразителем народного самосознания. Это определило силу и плодотворность воздействия Н на все мировое искусство, о чем свидетельствуют произведения Ф. Рабле и У. Шекспира, А. С. Пушкина и Н. А. Некрасова, П. Брейгеля и Ф. Гойи, М. И. Глинки и М. П. Мусоргского. В свою очередь Н многое восприняло от "высокого" искусства, что нашло многообразное выражение — от классических фронтонов на крестьянских избах до народных песен на слова великих поэтов. Н сохранило ценные свидетельства революционных настроений народа, его борьбы за свое счастье.

  В условиях капитализма, попав в сферу буржуазных общественно-экономических отношений, Н развивается крайне неравномерно. Многие его ветви деградируют, полностью исчезают или находятся под угрозой вытеснения; другие теряют свои ценные черты, индустриализируясь или приспособляясь к требованиям рынка. В 19 в. рост национального самосознания, демократические и национально-освободительные движения, развитие романтизма пробуждают интерес к Н В конце 19 — 20 вв. усиливается влияние фольклора на мировую культуру, восстанавливаются некоторые утраченные отрасли Н, организуются музеи и общества его охраны. Вместе с тем государственное и частное меценатство зачастую подчиняет Н коммерческим целям, интересам "индустрии туризма", для чего культивирует в нем наиболее архаичные черты и религиозно-патриархальные пережитки.

  В социалистическом обществе созданы условия для сохранения и развития Н; наследуя и утверждая национальные народные традиции, оно проникается идеями социализма, пафосом отражения новой, преображенной действительности; Н пользуется систематической поддержкой государства и общественных организаций, его мастерам присуждаются премии и почетные звания. Создана сеть научно-исследовательских учреждений — институтов и музеев, изучающих опыт Н п способствующих его развитию. Многие традиционные жанры Н отмирают (например, обрядовый фольклор, заговоры, народная драма), но другие находят новое место в жизни. Рождаются и новые формы художественной культуры народных масс. Интенсивно развивается художественная самодеятельность (хоры, хореографические коллективы, народные театры и т.д.), имеющая другую природу, чем Н, но отчасти использующая его наследие. Созданные за многие века высокие образцы Н сохраняют значение вечно живого культурного наследия, сокровищницы художественного опыта народных масс.

  Народное поэтическое творчество — массовое словесное художественное творчество того или иного народа; совокупность его видов и форм, обозначаемая в современной науке этим термином, имеет и др. названия — народная словесность, устная словесность, народная поэзия, фольклор. Словесное художественное творчество возникло в процессе формирования человеческой речи. В доклассовом обществе оно тесно связано с др. видами деятельности человека, отражая начатки его знаний и религиозно-мифологических представлений. В процессе социальной дифференциации общества возникли различные виды и формы устного словесного творчества, выражавшего интересы разных общественных групп и слоев. Важнейшую роль в его развитии играло творчество трудовых народных масс. С появлением письменности возникла литература, исторически связанная с устным Н

  Коллективность устного Н (означающая не только выражение мыслей и чувств коллектива, но прежде всего — процесс коллективного создания и распространения) обусловливает вариативность, т. е. изменчивость текстов в процессе их бытования. При этом изменения могли быть весьма различными — от незначительных стилистических вариаций до существенной переработки замысла. В запоминании, а также в варьировании текстов значительную роль играют своеобразные стереотипные формулы — так называемые общие места, связанные с определенными сюжетными ситуациями, переходящие из текста в текст (например, в былинах — формула седлания коня и т.п.).

  В процессе бытования жанры словесного Н переживают "продуктивный" и "непродуктивный" периоды ("возрасты") своей истории (возникновение, распространение, вхождение в массовый репертуар, старение, угасание), и это связано в конечном счете с социальными и культурно-бытовыми изменениями в обществе. Устойчивость бытования фольклорных текстов в народном быту объясняется не только их художественной ценностью, но и медленностью изменений в образе жизни, мировоззрении, вкусах их основных творцов и хранителей — крестьян. Тексты фольклорных произведений различных жанров изменчивы (правда, в разной степени). Однако в целом традиционность имеет в Н неизмеримо большую силу, чем в профессиональном литературном творчестве.

  Коллективность словесного Н не означает его обезличенности: талантливые мастера активно влияли не только на создание, но и на распространение, совершенствование или приспособление текстов к потребностям коллектива. В условиях разделения труда возникли своеобразные профессии исполнителей произв. Н (древнегреческие рапсоды и аэды, русские скоморохи, украинские кобзари, казахские и киргизские акыны и т.д.). В некоторых странах Ближнего Востока и Средней Азии, на Кавказе сложились переходные формы словесного Н: произведения, созданные определенными лицами, распространялись изустно, но текст при этом относительно мало менялся, имя автора обычно было известно и часто вводилось в текст (например, Токтогул Сатылганов в Киргизии, Саят-Нова в Армении).

  Богатство жанров, тем, образов, поэтики словесного Н обусловлено разнообразием его социальных и бытовых функций, а также способами исполнения (соло, хор, хор и солист), сочетанием текста с мелодией, интонацией, движениями (пение, пение и пляска, рассказывание, разыгрывание, диалог и т.д.). В ходе истории некоторые жанры претерпевали существенные изменения, исчезали, появлялись новые. В древнейший период у большинства народов бытовали родовые предания, трудовые и обрядовые песни, заговоры. Позже возникают волшебные, бытовые сказки, сказки о животных, догосударственные (архаические) формы эпоса. В период формирования государственности сложился классический героический эпос, затем возникли исторические песни, баллады. Еще позже сформировались внеобрядовая лирическая песня, романс, частушка и др. малые лирические жанры и, наконец, рабочий фольклор (революционные песни, устные рассказы и т.д.).

  Несмотря на яркую национальную окраску произведений словесного Н разных народов, многие мотивы, образы и даже сюжеты в них сходны. Например, около двух третей сюжетов сказок европейских народов имеют параллели в сказках др. народов, что вызвано или развитием из одного источника, или культурным взаимодействием, или возникновением сходных явлений на почве общих закономерностей социального развития.

  Вплоть до позднефеодальной эпохи и периода капитализма словесное Н развивалось относительно независимо от письменной литературы. Позже литературные произведения активнее, чем прежде, проникают в народную среду (например, "Узник" и "Черная шаль" А. С. Пушкина, "Коробейники" Н. А. Некрасова; см. также об этом в ст. Вольная русская поэзия, Лубочная литература). С др. стороны, творчество народных сказителей приобретает некоторые черты литературы (индивидуализация характеров, психологизм и т.п.). В социалистическом обществе доступность образования обеспечивает равную возможность раскрытия дарований и творческой профессионализации наиболее одаренных людей. Разнообразные формы массовой словесно-художественной культуры (творчество песенников, частушечников, сочинение интермедий и сатирических сценок и т.п.) развиваются в тесном контакте с профессиональным социалистическим искусством; среди них определенную роль продолжают играть и традиционные формы словесного Н Многовековое бытование обеспечило непреходящую художественную ценность и длительное существование таких песен, сказок, преданий и т.д., которые наиболее ярко отражают особенности духовного склада народа, его идеалы, надежды, художественные вкусы, быт. Этим обусловлено и глубокое воздействие словесного Н на развитие литературы. М. Горький говорил: "... Начало искусства слова — в фольклоре" ("О литературе", 1961, с. 452). О записи Н, его изучении и методологических принципах изучения см. Фольклористика.

  Народная музыка (музыкальный фольклор) — вокальное (преимущественно песенное), инструментальное и вокально-инструментальное коллективное творчество народа; бытует, как правило, в неписьменной форме и передается благодаря исполнительским традициям. Будучи достоянием всего народа, музыкальное Н существует главным образом благодаря исполнительскому искусству талантливых самородков. Таковы у разных народов кобзарь, гусляр (см. Гусли), скоморох, ашуг, акын, кюйши (см. Кюй), бахши, гусан, хафиз, олонхосут (см. Олонхо), аэд, жонглер, менестрель, шпильман и др. Истоки народной музыки, как и др. искусств, уходят в доисторическое прошлое. Музыкальные традиции разных общественных формаций исключительно устойчивы, живучи. В каждую историческую эпоху сосуществуют более или менее древние и трансформированные произведения, а также заново создаваемые на их основе. В совокупности они образуют так называемый традиционный музыкальный фольклор. Его основу составляет музыка крестьянства, которая длительное время сохраняет черты относительной самостоятельности и в целом отличается от музыки, связанной с более молодыми, письменными традициями. Основные виды музыкального Нпесни, эпические сказания (например, русские былины, якутские олонхо), танцевальные мелодии, плясовые припевки (например, русские частушки), инструментальные пьесы и наигрыши (сигналы, танцы). Каждое произведение музыкального фольклора представлено целой системой стилистически и семантически родственных вариантов, характеризующих изменения народной музыки в процессе ее исполнения.

  Жанровое богатство народной музыки — результат разнообразия ее жизненных функций. Музыка сопровождала всю трудовую и семейную жизнь крестьянина: календарные праздники годового земледельческого круга (колядки, веснянки, масленичные, купальские песни), полевые работы (покосные, жатвенные песни), рождение, свадьбу (колыбельные и свадебные песни), смерть (похоронные плачи-причитания). У скотоводческих народов песни были связаны с приручением коня, загоном скота и т.д. Позднее наибольшее развитие в фольклоре всех народов получили лирические жанры, где на смену простым, коротким напевам трудовых, обрядовых, плясовых и эпических песен или инструментальным наигрышам приходят развернутые и подчас сложные по форме музыкальные импровизации — вокальные (например, русская протяжная песня, румынская и молдавская дойна) и инструментальные (например, программные пьесы закарпатских скрипачей, болгарских кавалистов, казахских домбристов, киргизских комузистов, туркменских дутаристов, узбекских, таджикских, индонезийских, японских и др. инструментальных ансамблей и оркестров).

  В различных жанрах народной музыки сложились разнообразные типы мелоса — от речитативного (карел, руны, русские былины, южно-славянский эпос) до богато орнаментального (лирические песни ближне- и средне-восточных музыкальных культур), многоголосия (полиритмическое сочетание полевок в ансамблях африканских народов, немецкая хоровая аккордика, грузинская кварто-секундовая и средне-русская подголосочная полифония, литовские канонические сутартине), ритмики (в частности, ритмоформулы, обобщившие ритмику типовых трудовых и танцевальных движений), ладо-звукорядных систем (от примитивных узко-объемных ладов до развитой диатоники "свободного мелодического строя"). Разнообразны также формы строф, куплета (парные, симметричные, асимметричные и др.), произведений в целом. Музыкальное Н существует в одноголосной (сольной), антифонной (см. Антифон), ансамблевой, хоровой и оркестровой формах. Типы хорового и инструментального многоголосия разнообразны — от гетерофонии и бурдона (непрерывно звучащий басовый фон) до сложных полифонических и аккордовых образований. Каждая национальная народная музыкальная культура, включающая систему музыкально-фольклорных диалектов, образует при этом музыкально-стилевое целое и одновременно объединяется с др. культурами в более крупные фольклорно-этнографические общности (например, в Европе — скандинавская, балтская, карпатская, балканская, средиземноморская и др.).

  Фиксацией народной музыки (в 20 в. при помощи звукозаписывающей техники) занимается особая научная дисциплина — музыкальная этнография, а исследованием ее — этномузыковедение (музыкальная фольклористика).

  На основе народной музыки возникли практически все национальные профессиональные школы, каждая из которых содержит образцы различного использования фольклорного наследия — от простейших обработок народных мелодий до индивидуального творчества, свободно претворяющего фольклорное музыкальное мышление, законы, специфические для той или иной народной музыкальной традиции. В современной музыкальной практике Н является оплодотворяющей силой как для профессиональных, так и для различных форм самодеятельного искусства.

  Народные музыкальные инструменты, созданные народом и распространенные в его музыкальной практике, могут либо принадлежать лишь одному народу (например, украинская бандура, грузинская чонгури), либо употребляться разными народами, связанными между собой этнической общностью или длительными историко-культурными контактами (например, гусли, жалейка распространены у русских и белорусов; в Узбекистане и Таджикистане одинаковы почти все инструменты). В народные прототипы своими истоками уходят почти все профессиональные музыкальные инструменты.

  Народный театр, бытующий в формах, органически связанных с устным народным творчеством, зародился в глубокой древности: в играх, сопровождавших охотничьи и земледельческие праздники, содержались элементы перевоплощения. Театрализация действия присутствовала в календарных и семейных обрядах (святочное ряженье, свадьба и т.д.). В процессе исторического развития в драматических действах усиливается творческое, игровое начало: возникают игры и представления, пародирующие свадебный обряд (например, русская игра-комедия "Пахомушка"), похоронный обряд (покойницкая игра "Маврух"). Подобные действа послужили у всех народов основой для дальнейшего развития народного театра и драмы. В мировом народном театре различают театр живых актеров и театр кукол, часто называвшийся по имени героя представления (Петрушка в России, Панч в Англии, Пульчинелла в Италии, Кашпарек в Чехии и др.). Русскому театру Петрушки были близки украинский вертеп, белорусская батлейка. Многообразие форм народного кукольного театра определялось различием видов кукол, систем их управления (тростевые куклы, марионетки — куклы на нитках — и др.). Народные театры кукол разыгрывали пьесы, пересказывающие сказки и легенды, инсценировали "бродячие сюжеты" — пьесы о Дон Жуане, докторе Фаусте. К народному театру относят также балаганные представления и так называемый раек (показ движущихся картинок в сопровождении драматизированного текста).

  Народный театр в широком смысле непрофессионален, однако, у всех народов были свои специалисты театрального дела: древнеримские мимы, западноевропейские шпильманы, жонглеры, русские скоморохи, а также актеры-кукольники разных стран. Объединяясь в группы (в России назывались "ватаги"), они странствовали по городам и селам. Репертуар составляли пьесы фольклорного происхождения, позднее и переработки профессиональных пьес и др. литературных произведений. Представления народного театра, имевшие обычно острую социально-политическую направленность, преследовались церковью и государством. Народные актеры часто вносили светские реалистические элементы в представления религиозных драм (средневековая мистерия). Критическое отношение народа к представителям феодальной знати и городской буржуазии проявилось в фарсе. Традиции фарса и карнавала подготовили появление комедии дель арте.

  В России наибольшее распространение в крестьянской, солдатской, фабричной среде получили драмы "Царь Максимилиан и его непокорный сын Адольф", "Лодка" (варианты — "Шлюпка", "Шайка разбойников", "Степан Разин", "Черный ворон"); разыгрывались также драмы "Царь Ирод", "Как француз Москву брал". По своему типу они относятся к известным у многих народов тираноборческим, героическим или так называемым разбойничьим драмам. "Царь Максимилиан" имеет литературный первоисточник — школьную драму "Венец Димитрия" (1704), в основе которой лежит "Житие святого Димитрия"; "Лодка" (конец 18 в.) представляет собой инсценировку народной песни "Вниз по матушке по Волге". Окончательное формирование этих пьес связано с включением в их текст фрагментов из произведений поэтов конца 18 — 1-й половины 19 вв. — Г. Р. Державина, К. Н. Батюшкова, А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, мотивов и образов лубочных романов. На Руси бытовали также и сатирические пьесы "Барин", "Голый "Петрушка".

  Наиболее характерной особенностью народного театра (как и вообще фольклорного искусства) является открытая условность костюмов и реквизита, движений и жестов; в ходе представлений актеры непосредственно общались с публикой, которая могла подавать реплики, вмешиваться в действие, направлять его, а иногда и принимать в нем участие (петь вместе с хором исполнителей, изображать второстепенных персонажей в массовых сценах). Народный театр, как правило, не имел ни сцены, ни декораций. Основной интерес в нем сосредоточен не на глубине раскрытия характеров действующих лиц, а на трагичности или комичности ситуаций, положений. Большое значение имеют выходные монологи героев, исполнение действующими лицами песен (народных или специально сочиненных для представления), арий из опер. В народной драме существуют два типа персонажей — драматические (героические или романтические) и комические. Первых отличает высокий торжественный стиль обращений, монологов и диалогов, вторых — комические, пародийные приемы, игра слов. Традиционность исполнения в народном театре определила впоследствии возникновение особого вида театральных представлений, получивших устойчивую форму. Эти представления во многих странах носят название традиционного театра. В странах Азии с древнейших времен были распространены народно-танцевальные пантомимические представления. На их основе сформировался традиционный театр народов Азии: театры ваянг-топенг в Индонезии, колам на о. Шри-Ланка (Цейлон), катхакали в Индии и др.

  Своеобразие художественных и исполнительских приемов народного театра привлекало деятелей профессионального театра и использовалось ими (У. Шекспир, Мольер, К. Гольдони, А. Н. Островский, Э. Де Филиппе и др.).

  Народный танец — один из древнейших видов Н Танец был частью народных представлений на праздниках и ярмарках. Появление хороводов и др. обрядовых танцев связано с народными обрядами (цейлонский танец огня, норвежский танец с факелами, славянские хороводы, связанные с обрядами завивания березки, плетения венков, зажигания костров). Постепенно отходя от обрядовых действий, хороводы наполнялись новым содержанием, выражавшим новые особенности быта. Народы, занимавшиеся охотой, животноводством, отражали в танце наблюдения над животным миром. Образно и выразительно передавались характер и повадки зверей, птиц, домашних животных: танец бизона у североамериканских индейцев, индонезийский пенчак (тигр), якутский танец медведя, памирский — орла, китайский, — павлина, финский — бычка, русский журавель, гусачок, норвежский петушиный бой и др. Возникают танцы на темы сельского труда: латышский танец жнецов, гуцульский — дровосеков, эстонский — сапожников, белорусский лянок, молдавский поамэ (виноград), узбекский шелкопряд, пахта (хлопок). С появлением ремесленного и фабричного труда возникают новые народные танцы: украинский бондарь, немецкий танец стеклодувов, карельский "Как ткут сукно" и др. В народном танце часто отражены воинский дух, доблесть, героизм, воспроизводятся сцены боя ("пиррические" пляски древних греков, сочетающие танцевальное искусство с фехтовальными приемами, грузинский хоруми, берикаоба, шотландский танец с мечами, казачьи пляски и др.). Большое место в танцевальном Н занимает тема любви; первоначально эти танцы были откровенно эротическими; позже появились танцы, выражающие благородство чувств, почтительное отношение к женщине (грузинский картули, русская байновская кадриль, польский мазур).

  У каждого народа сложились свои танцевальные традиции, пластический язык, особая координация движений, приемы соотношения движения с музыкой; у одних построение танцевальной фразы синхронно музыкальной, у других (у болгар) — не синхронно. Танцы народов Западной Европы основываются на движении ног (руки и корпус как бы им аккомпанируют), в танцах же народов Средней Азии и др. стран Востока основное внимание уделяется движению рук и корпуса. В народном танце всегда главенствует ритмическое начало, которое подчеркивается танцовщиком (притоптывания, хлопки, звон колец, бубенчиков). Многие танцы исполняются под аккомпанемент народных инструментов, которые танцовщики часто держат в руках (кастаньеты, тамбурин, барабан, дойра, гармошка, балалайка). Некоторые танцы исполняются с бытовыми аксессуарами (платок, шляпа, блюдо, пиала, чаша). Большое влияние на характер исполнения оказывает костюм: так, плавности хода русские и грузинские танцовщицы помогает длинное платье, прикрывающее ступни ног; характерное движение в русском и венгерском мужском танце — отбивка по голенищу жестких сапог.

  Расцвет и популярность народного танца в СССР способствовали возникновению новой сценической формы — ансамблей народного танца. В 1937 был создан Ансамбль народного танца СССР, утвердивший в профессиональной хореографии сценический народный танец. Элементы народного танца используются и в классическом балете. Во всех республиках Советского Союза созданы профессиональные ансамбли народного танца и ансамбли песни и пляски. Профессиональные и любительские коллективы народного сценического танца распространены в странах всего мира (см. Танец).

  Народные архитектура, изобразительное и декоративно-прикладное искусство включают орудия труда, постройки (см. Деревянная архитектура, Жилище), домашнюю утварь и бытовую обстановку (см. Дерево в искусстве, Железо, Керамика, Лаки художественные, Мебель, Медь, Сосуды художественные, Стекло), одежду и ткани (см. Вышивка, Килим, Ковер, Кружево, Набойка, Одежда, Ткани художественные), игрушки, лубок и т.д. К числу важнейших художественно-технический процессов, распространенных в Н, относятся гончарство, ткачество, резьба художественная, роспись декоративная, ковка, литье художественное, гравирование, чеканка и т.д. Народная архитектура и декоративно-прикладное искусство принадлежат к материальному производству, носят непосредственно созидательный характер; отсюда слитность в них эстетической и утилитарной функций, образного мышления и техническая изобретательности.

  Создавая и оформляя предметную среду и давая предметно-эстетическое выражение трудовым процессам, бытовому укладу, календарным и семейным обрядам, Н искони являлось неотъемлемой частью медленно изменяющегося строя народной жизни. В отдельных чертах Н прослеживаются нормы труда и быта, культы и верования, восходящие к неолиту и бронзовому веку. Наиболее общим элементом Н служит родившийся в древности орнамент, который помогает достигать органического единства композиции и глубоко взаимосвязан с техникой исполнения, чувством предмета, пластической формы, естественной красоты материала. В отдельных орнаментальных мотивах, большинство из которых имело первоначально мифологический смысл ("мировое древо", "великая богиня" с предстоящими, солярные символы), запечатлелись черты первобытного сознания, мифологические и магические способы общения с природой. Эти древние корни проступают, например, и в народной игрушке, в которой прослеживаются черты первобытной культовой пластики. Произведениям Н зачастую присуща конкретная связь с тем или иным обычаем, сохраняющимся и тогда, когда утрачивается память о культовой природе или мифологической обусловленности этого обычая. Этим объясняется и непрочность, эфемерность многих предметов Н (рисунки песком, крашеные яйца), рассчитанных на периодическое воспроизведение в регулярно повторяющемся обряде.

  В отличие от "высокого" искусства общественных верхов, Н не знает контрастных перемен художественных стилей. В ходе его эволюции появляются отдельные новые мотивы, но больше меняются степень стилизации и характер осмысления старых мотивов; изображения, связанные некогда с коренными представлениями о мире, постепенно обретали узкоутилитарный смысл (например, в различных знаках-оберегах и знаках-заклинаниях, украшавших бытовые предметы) или начинали играть чисто декоративную роль, тогда как форма предмета претерпевала зачастую лишь незначительные конструктивно-функциональные изменения. Представление о вещи в Н обычно не закрепляется в подготовительной модели или рисунке, а живет в сознании и руке мастера; при этом результаты его индивидуальной изобретательности, приводящей к выработке наиболее рациональных приемов работы, должны быть приняты народным коллективом. В силу этого закрепляемая вековым отбором традиция претерпевает постоянные, но лишь частичные специфические изменения. Древнейшие предметы (например, деревянные ковши в виде утки) могут быть чрезвычайно близки к натуре; позднейшие осмысления этих форм в Н, сохраняя первоначальную типологию и образную основу, сочетают их с веками выработанными приемами обобщения, декоративной стилизации, с рациональным использованием технических средств и материалов.

  По мере классовой дифференциации общества складываются предпосылки для возникновения Н, обслуживающего потребности низших слоев общества и первоначально сводившегося к домашней художественной работе для себя и к деревенскому ремеслу. Наличие особой народной ветви обнаруживается уже в античном искусстве (например, в вотивных предметах итало-этрусского круга, напоминающих неолитическую пластику). Первоначальные памятники дворцовой и даже культовой архитектуры явственно связаны с простейшими древними образцами народного деревянного и каменного зодчества (Эгейский мегарон, германский халле), переносными жилищами кочевников и т.д., но затем резко расходятся пути городского и усадебного строительства и народной архитектуры, обслуживающей в основном крестьянский быт (жилой дом, гумно, амбар, сарай, хлев и т.д.).

  В средневековой Европе феодально-церковной культуре противостояло стремление сохранить культурную традицию родового строя, хозяйственную и политическую замкнутость, культ местных богов; выражением этого становится народная струя в средневековом искусстве, обычно насыщенная образами звериного стиля. Народное мировоззрение, с особой чистотой выразившееся в языческих украшениях-амулетах, выступает и в памятниках, являющихся примерами влияния народной культуры на придворную и церковную (таковы рельефы владимиро-суздальской школы, гротескная пластика романских и готических церквей, орнаментация рукописей). Однако неразвитость товарно-денежных отношений, слабая дифференциация форм быта, а также принципиальная анонимность средневекового искусства и близость его мастеров к народной среде не способствовали полнейшему обособлению Н В странах, позднее вступивших в раннекапиталистическую стадию развития, в частности в средневековой Руси, подобная ситуация сохраняется вплоть до конца 17 — начала 18 вв. В странах Востока, особенно долго (до 19—20 вв.) сохранявших средневековый уклад жизни, все декоративно-прикладное искусство глубоко проникнуто народными ремесленными навыками и высокоразвитое Н не имеет коренных отличий от ремесла для привилегированных слоев; в изобразительном же искусстве ряда стран сильна народная струя (китайский, японский, лубок). Наконец, в странах, переживших колонизацию, основой для Н обычно служила древняя туземная культура, хотя оно и впитывало в себя многие черты принесенных культур.

  С разложением феодализма и цеховой системы складывается работающее на рынок народное художественное ремесло; благодаря этому Н, еще сохраняя тесную связь с народным бытом, осваивает новые виды продукции, новые формы и темы. С другой стороны, выявление художественной индивидуальности и культ античного искусства, утвердившиеся в эпоху Возрождения, приводят к тому, что Н все яснее выступает как нечто локальное, обособленное, привязанное к родной старине. Народная художественная культура — произведения религиозного искусства (вотивная живопись, иконы, писанные по стеклу, раскрашенная скульптура), бурно развивающегося с 16—17 вв. (особенно в странах католического культа), оформление празднеств, лубок, с их наивным архаизмом форм, — имеет уже совершенно иную образную систему, чем изысканные, подчас новаторски необычные произведения "высокого" искусства; аналогичное расхождение возникает и в стиле предметов быта. Этот разрыв менее ощутим там, где фольклорные элементы глубоко проникают в культуру привилегированных слоев и церкви. В России это проявилось, например, в архитектуре дворца в с. Коломенском (17 в.), с его обилием форм народного деревянного зодчества, а в странах Латинской Америки — в декоре церквей барокко, впитавшем черты искусства доколумбовых цивилизаций. В 17—18 вв. в Н заметно ослабевает идеографическое начало. В растительных мотивах, теперь повсеместно вытесняющих символико-геометрические узоры, декоративный строй становится свободней, разнообразней. В Н проникает все больше свежих наблюдений, бытовых сюжетов, возрастает стремление к сказочно-фольклорному осмыслению жизни высших слоев общества, к заимствованию форм господствующих стилей, имитации фактуры дорогих и трудоемких материалов. Однако новые мотивы и формы (ренессанса, барокко, ампира), проникая в Н, сохраняют лишь весьма отдаленное сходство с образцом, упрощаясь и застывая в ритмически ясной декоративной схеме. В целом на 17 — начало 19 вв. приходится эпоха расцвета Н, давшая необычайное разнообразие его видов и форм. Этому способствовали оснащение Н ранее недоступными ему материалами и инструментами, появление новых технических возможностей, расширение кругозора народных художников, развитие народной лирики и сатиры.

  В 19 в. интенсивно развивающееся художественное кустарное производство все более вовлекается в систему капиталистической экономики; товарное ремесло в большинстве стран окончательно отделяется от консервативного домашнего. В России после 1861 народные художественные промыслы приобретают характер частных мастерских, работающих на всероссийский рынок. Узкая специализация промыслов, растущее разделение труда и стандартизация мотивов рождают узоры и формы, предельно слитые с виртуозными приемами технического исполнения (порой достигающего почти машинной скорости); при этом ремесленное, механически безупречное мастерство все чаще вытесняет творчество. Подражая образцам массовой городской продукции, нередко случайной и антихудожественной, мастера разрушают типичное для фольклора единство технического и эстетического начал. Композиции, ранее строго организованные, насыщенные смысловыми ассоциациями, становятся более свободными, но менее логичными. В живописи темперные краски вытесняются масляными, а позднее анилиновыми; народная икона и лубок сменяются олеографиями; в пластике объемно-предметная форма теряет архитектоничность. Изображение и орнамент, ранее слитые с вещью, теперь становятся как бы картинкой, наклеенной на поверхность. Отдельные отрасли, не выдерживая конкуренции с дешевыми фабричными изделиями, приходят в упадок или вымирают, но возникают и расширяются другие, использующие большей частью технику, стилистику и даже образцы профессионального станкового искусства и коммерческой художественной промышленности. В ряде стран, обладавших ранее богатейшим Н (Англия, Дания, Нидерланды), оно почти полностью исчезает, но интенсивно развивается в промышленно отсталых районах, сохранивших мощные пласты средневековой культуры (северной губернии в России, Бретань во Тироль в Австрии, Словакия, балканские страны, Испания, Сицилия в Италии).

  С середины 19 в., вслед за признанием ценности словесного фольклора, в ряде стран возникает интерес и к народному декоративному искусству. С этого времени эстетика Н (как национального, так и экзотического), его красочность и ритмичность все более влияют на профессиональную архитектуру, изобразительное и декоративное искусство. Начинается собирание коллекций Н, общественные организации и меценатские кружки возрождают ряд угасавших промыслов и организуют новые. Особый размах эта деятельность приобретает на рубеже 19—20 вв. с распространением стиля "модерн" и связанных с ним национально-романтических течений. Однако, навязывая народным мастерам решения станкового типа, художники и теоретики "модерна" зачастую проявляли непонимание специфики Н Сходные ошибки совершались и позже (в том числе в советской практике 1930—50-х гг.); в ряде капиталистических стран, напротив, делались попытки приблизить народную скульптуру и орнамент к абстрактному искусству.

  Произведения современного Н носят в основном характер декоративных изделий и сувениров, образно свидетельствующих о своеобразии народной культуры той или иной местности; благодаря своему явно рукодельному виду они наделяют чертами национальной традиции и непосредственной человечности среду, созданную в основном стандартизованными промышленными средствами. Народные художественные ремесла играют важную роль в экономике развивающихся стран. Во многих странах (прежде всего в СССР и др. социалистических государствах) изыскиваются средства для охраны народных промыслов и их художественного своеобразия, деятельность народных мастеров поощряется с помощью конкурсов и выставок, профессионально-технические школы и училища готовят художников и исполнителей. При участии научно-исследовательских институтов и музеев тщательно изучаются традиции и собираются образцы Н, в частности, с тем, чтобы выделить изделия и декоративные приемы, созвучные современному укладу жизни. Н оказывает неослабевающее влияние на художественную промышленность, помогая найти наиболее выразительные формы и декор бытовой вещи; отдельные черты Н живут в произведениях самодеятельных мастеров, а также профессиональных художников, использующих опыт народного искусства. В СССР возрожден ряд заглохших народных промыслов, многие получили новое развитие и связанную с советской жизнью ориентацию (так, бывшие центры иконописи стали всемирно известными центрами лаковой миниатюры). В многообразных видах и жанрах советского Н бережное сохранение народных традиций сочетается с широтой интересов и активным восприятием советской действительности.

  О Н различных народов см. разделы Литература, Архитектура и изобразительное искусство, Музыка, Балет, Драматический театр, Цирк в статьях об отдельных странах и о республиках СССР.

  Лит.: Чичеров В. И., К. Маркс и Ф. Энгельс о фольклоре. Библиографические материалы, в сборнике: Советский фольклор, № 4—5, М. — Л., 1934; Бонч-Бруевич В. Д., В. И. Ленин об устном народном творчестве, "Советская этнография", 1954, № 4; Ленинское наследие и изучение фольклора, Л., 1970. Пропп В. Я., Специфика фольклора, в кн.: Труды юбилейной научной сессии ЛГУ. Секция филологических наук, Л., 1946; его же, Фольклор и действительность, "Русская литература", 1963, № 3; Чичеров В. И., Вопросы теории и истории народного творчества, М., 1959; Гусев В. Е., Эстетика фольклора, Л., 1967; Богатырев П. Г., Вопросы теории народного искусства, М., 1971; Кравцов Н. И., Проблемы славянского фольклора, М., 1972; Чистов К. В. Специфика фольклора в свете теории информации, "Вопросы философии", 1972, № 6; Schulze . ., Folklore..., Halle/Saale, 1949; Cocchiara G., Storia del folklore in Europa, Torino, 1952 (рус. пер. — М., 1960); Corso R., Folklore, 4 ed., Napoli, 1953; Thompson ., Motifindex of folk-literature, v. 1—6, Bloomington, 1955—58; Aarne A. The types of the folktale. A classification and bibliography, 2 ed., Hels., 1964; Krappe A. ., The science of folklore, . ., 1964; Bausinger ., Formen der "Volkspoesie", ., 1968; Vrabile G., Folclorul. Obiect. Principii. Metodă. Categorii, Buc., 1970.

  Мельц М. Я., Русский фольклор. Библиографический указатель, 1945—1959, Л., 1961; то же 1917—1944, Л., 1966; то же 1960—1965, Л.,1967; Кушнерева З. И., Фольклор народов СССР. Библиографические источники на русском языке (1945—1963), М., 1964; Volkskundliche BibliogrgIphie , — Lpz., 1919—957; (Продолжение), в кн.: Internationale volkskundliche BibliogrgIphie Bonn, 1954—70.

  Барток Б., Зачем и как собирать народную музыку (пер. с венг.), М., 1959; Квитка К. В., Избр. труды..., т. 1—, М., 1971—1973; Очерки музыкальной культуры народов Тропической Африки, сб. ст., сост. и тер. Л. Голден, М., 1973; Bose ., MusikaIlische ölkerkunde, Freiburg im Breisgau, 1953; Nettl ., Theory and method in ethnomusicology L. 1964; ăiloiu С. Folklore musical, в его кн.: CEuvres, v. 2, Buc., 1969, р. 19—130.

  Алферов А. Д., Петрушка и его предки, М., 1895: Ончуков Н. Е., Северные народные драмы, СПБ, 1911; Русская народная драма XVII—XX веков. Тексты пьес и описания представлений, ред., вступ. ст. и комментарии П. Н. Беркова, М., 1953: История западноевропейского театра, под общей ред. С. С. Мокульского, т. 1, М., 1956; Авдеев А. Д., Происхождение театра, М. — Л., 1959; Всеволодский-Гернгросс В. Н., Русская устная народная драма, М., 1959; Дживелегов А. К., Итальянская народная комедия..., 2 изд., М., 1962; Cohen С. Le théâtre en France au moyen-âge, v. 1—2, nouv. éd., ., 1948.

  Ткаченко Т. С. Народный танец М., 1954; Голейзовский К. Я. Образы русской народной хореографии, М., 1964; The encyclopedia of social dance, . ., 1972.

  Малицкий Г. Л., Бытовые мотивы и сюжеты народного искусства (в росписи и резьбе), Казань, 1923; История русского искусства т. 4, 7, 8, (кн. 2), 9 (кн. 2), 10 (кн. 2), 11—3, М., 1959—9; Разина Т. М., Русское народное творчество М., 1970; Василенко В. М., О содержании в русском крестьянском искусстве 18—19 веков, в сборнике: Русское искусство 18 — первой половины 19 века, М., 1971; Воронов В. С., О крестьянском искусстве. Избранные труды, М., (1972); Riegl A., Volkskunst, Hausfliess und Hausindustrie В., 1894; Art populaire. Travaux artistiques et scientifiques du 1-е Congrès International des arts populaires, ed. . Focillon, v. 1—2, Р., 1931; Spiess . von, Bauernkunst, ihre Art und Sinn, ., 1942; Toschi Т., Saggi sull`arte popolare, Roma, 1945; Harmon М. Cocchiara G., Marabottini Marabotti A. Folk art в кн.: Encyclopedia of world art, v. 5, L. — . . — Toronto, 1958, р. 451—506 (есть лит.); Bossert Т. ., Peasant art of Europe and Asia, . ., 1959. См, также лит. при статьях Фольклористика, Народные художественные промыслы.

  К. В. Чистов (литература),

  И. И. Земцовский (музыка),

  Н. И. Савушкина (театр),

  А. К. Чекалов, М. Н. Соколов (архитектура, изобразительное и декоративное искусство).



Для поиска, наберите искомое слово (или его часть) в поле поиска


Новости 18.10.2017 03:06:26


02:36 Объявлен победитель Букеровской премии-2017
01:46 Митингующие в Киеве разбили палатки у здания Рады
01:05 Каррера назвал игру «Спартака» идеальной и сравнил «Севилью» с детским садом
00:54 Коллекция домогательств Харви Вайнштейна пополнилась звездой «Игры Престолов»
00:01 Взошедшее над Лондоном кровавое солнце приняли за предвестие апокалипсиса
00:00 Названа смертельная опасность переливания крови